• Brent: 75.51 +0.08%
  • WTI: 73.81 +0.07%

Alexei Gromov: The rapid recovery of demand for hydrocarbons was unexpected for the oil and gas industry itself

A faster recovery of economic activity around the world has led to a sustained increase in demand for all types of energy, triggering a series of energy crises.

Итоги 2021 года для нефтегазовой отрасли — мировой и российской — подводит главный директор по энергетическому направлению Фонда «Институт энергетики и финансов», к.г.н. Алексей Громов.


«Уходящий год оставил двоякое впечатление с точки зрения влияния на текущее состояние и перспективы развития нефтегазовой отрасли.

С одной стороны, мы весь год наблюдали опережающее восстановление экономической активности по всему миру, что привело к устойчивому росту спроса на все виды энергоносителей и, в первую очередь, на нефть и газ. Это благоприятным образом отразилось на нефтяных котировках, которые за 12 месяцев выросли с $53 до $79 за баррель.

С другой стороны, столь быстрое восстановление потребительского спроса на углеводороды в условиях продолжающейся пандемии COVID-19 оказалось неожиданным не только для экспертов, но и для самой нефтегазовой отрасли, которая оказалась к нему попросту не готова. Это проявилось в череде последовательных региональных энергетических кризисов осени 2021 года, которые затронули сначала Китай и страны АТР, а затем перекинулись на Европу и США. В этот период, впервые за долгие годы, многие ведущие экономики мира столкнулись с физической нехваткой энергии и, в особенности углеводородов, что привело к определенной корректировке международной энергетической повестки дня.


Так, если до энергетических кризисов осени 2021 года доминирующим вопросом международной энергетической повестки дня была скорость энергоперехода к низкоуглеродной экономике будущего и перспективы адаптации нефтегазовой отрасли к ней, то уже в октябре–ноябре 2021 года остро встал вопрос обеспечения энергетической безопасности и устойчивости энергетического перехода. Особенно ярко это проявилось на полях 26-й Конференции ООН по климату в Глазго, где, по сути, произошло разделение стран на два лагеря: сторонников ускоренного перехода к «зеленой энергетике» (страны ЕС и отчасти США) и сторонников рационального и взвешенного энергоперехода (Россия, Китай и Индия), что отразилось в итоговых документах Конференции, большинство из которых объединили лишь часть ее участников и не стали выражением мнения всех стран на планете.


2021 год также запомнится всем и беспрецедентным ценовым ралли на европейском газовом рынке, в результате которого спотовые цены на газ в ЕС в июле–декабре 2021 года выросли более чем в пять раз (с $400 до более чем $2000 за 1 тыс. куб. м). С одной стороны, ситуация на европейском газовом рынке стала следствием т. н. идеального шторма, когда на фоне восстановления экономической активности и спроса на энергию в регионе возникли серьезные проблемы с выработкой электроэнергии на европейских ВИЭ, а низкая заполненность европейских ПХГ после провального по спросу прошлогоднего сезона не позволила восстановить их объемы из-за физической нехватки газа, в особенности СПГ, который практически весь ушел на премиальные рынки стран АТР. С другой стороны, целенаправленная политика ЕС по созданию единого европейского газового рынка, ориентированного, в первую очередь, на спотовое ценообразование на газ, показала свою обратную сторону в условиях острого дефицита свободного газа в Европе, когда в выигрыше оказались те страны ЕС, потребление которых было защищено долгосрочными контрактами, в т. ч. и с Россией.


Однако европейские власти сделали из этой ситуации весьма неожиданные выводы, обвинив Россию в манипуляциях с европейскими ценами на газ даже на фоне выполнения «Газпромом» всех своих обязательств по действующим контрактам. Представляется, что руководство ЕС пытается использовать сложившуюся ситуацию на европейском газовом рынке, чтобы… его разрушить в пользу развития «зеленой» и водородной энергетики. Ведь при текущем уровне цен на газ (которые, правда, снизились с $2 тыс. до «всего лишь» $1,2 тыс. за 1 тыс. куб. м) любая альтернативная энергетика покажется европейскому потребителю привлекательнее природного газа, да еще и поставляемого из такой «непредсказуемой» страны, как Россия…

На этом фоне мы стали свидетелями нового витка «газовой» мыльной оперы вокруг «Северного потока-2», который мы сумели построить вопреки всему в сентябре 2021 года и были готовы пустить по нему первые объемы газа еще до нового года, но в дело вмешалась политика в лице немецкой бюрократической машины, приостановившей процедуру сертификации газопровода на фоне выявленной юридической коллизии (компания-оператор трубы не была зарегистрирована в ЕС). Теперь нам остается ждать нового сезона этого сериала, который мы надеемся все-таки досмотреть в наступающем году.


В целом же, нефтегазовая отрасль, как и мы с вами, вступает в новый год с новыми надеждами. Надеждами на то, что интересы экономики и граждан будут учтены при принятии политических решений, что здравый смысл победит «идеологемы» развернувшейся холодной экономической и энергетической войны России и Запада, а движение к «зеленой» энергетике будущего будет не разрушать инвестиционные перспективы нефтегазовой отрасли, а, наоборот, создавать их в рамках повышения энергетической эффективности ее работы и соответствующего снижения углеродного следа от ее продукции.

С наступающим!» — сказал Алексей Громов в комментарии для «НиК».